1. Картинки из далекого детства. Марго

Раздел: Книга


1955-58 г.г.
Очень снежный январский вечер. Я с папой в гостях у его друга дяди Миши Киселева. Новогодняя неделя, поэтому в доме очень шумно и весело. Так как все гости из концертно-театральной среды , то я носилась по старой московской квартире вместе со взрослыми, которые дурачились так, что даже сейчас смешно.
Но очень захотелось спать и я прикорнула на диванчике в большой прихожей, накрывшись чей-то шубой. Потом меня подняли, что-то надели, куда-то посадили и я куда-то поехала. Разбудил меня громкий лай -я сидела в санках, укутанная как самовар, чтоб не остыл и вся в ремешках ( чтоб не упала по дороге). Из дома выскочила бабушка и бросившись ко мне, стала меня распутывать. Помню только, что бабушка громко ругала папу и кого-то очень хвалила.
Утро я встретила в своей кроватке, рядом со мной сидела наша красавица. Марго и тихо сопела, чтобы подлизаться ко мне и начать срочно целоваться. Оказывается, всерьез обеспокоившись за меня, бабушка послала за мной нашего добермана, Марго, предварительно привязав к ней санки. Ехать было недалеко -Денисовский и Гороховский переулки почти рядом. Марго это расстояние преодолела за несколько минут, ей этот путь был знаком хорошо. Папа, в свою очередь, увидев, что "экипаж" подан, быстренько меня завернул в шубу и огромный плед, посадил на санки, привязал покрепче и отправил с Марго обратно домой. Доставила меня собака в целости и сохранности.

 

МАРГО И ВОРЫ.
Моя мама возвращалась с работы всегда через проходной двор, где стоял забор с выломанными досками. Но так как всегда в маминых руках были сумки с покупками, то сначала в эту дыру в заборе проходили сумки, а потом пролезала и мама. Однажды мама пришла вся в слезах. Оказывается, просовывая сумки через дырку в заборе, она почувствовала, что покупки кто-то бережно принял. Но когда мама оказалась за забором, ни "помощника", ни покупок не было! А сколько было вкусненького, но больше всех была огорчена Марго, она ждала ливерной колбаски. Папа побежал в милицию, а бабушка с собакой к этой злополучной дыре в заборе.
Марго очень внимательно обследовала отпечатки ног и бодренько побежала по следу. Бабушка еле поспевала за ней. Я с девчонками играла в классики и когда увидела бегущую бабулю и нашу собаку ,побежала чуть ли не впереди. .Увы, бежать не пришлось далеко - Марго бросилась в подвал ближайшего дома и кто-то тихо ойкнул. Марго была обучена так, что при броске она сбивала человека, валила его и давила передними лапами. В коммунальной квартире, в старом московском дворе, когда все жили вперемежку и очень открыто, это было очень значимым. Зубы она использовала в серьезных ситуациях. Вкуснятину подростки не успели съесть, она была лишь разложена на бумаге .Даже в этом сыром подвале на мгновение хорошо запахло. В углу собрались двое мальчишек, а на третьем стояла наша великолепная Марго. Парень лежал ни жив ни мертв от страха. Бабушка посмотрела на них, двое были из нашего двора и их отцы не вернулись с фронта. Попричитала, поругалась, забрала собаку и мы пошли домой, все оставив на бумаге Вечером, когда к нам пришел участковый, то он принес сумку с нашими продуктами, не было лишь любимой Маргошиной ливерной колбасы.

МАРГО и ковер.
У нас во дворе была огромная клумба, где росли ноготки и бархотки. Мы очень любили играть там в прятки. Дальше была инфекционная больница и голубятня, на которой мы с мальчишками гоняли голубей и рассказывали страшные истории , Марго всегда была с нами рядом, играла в казаки-разбойники, пряталась в клумбе и делала много ребячьих глупостей.
Молчаливая, очень крупная, мускулистая, она придавала всей нашей ребячьей компании солидность. Нам все завидовали, потому у нас была СОБАКА! Но был день, когда нас гнали взашей из голубятни, потому что двор начинал убираться. Все квартиры выносили сушить и чистить ковры, подушки, одеяла и всякую всячину. Без Марго ни одна уборка не проводилась, потому что, когда все хозяйки вывешивали свои "драгоценные" вещи во двор, то сидеть и сторожить их была обязанность нашей собаки. Марго лежала или ходила по периметру ВСЕХ вывешенных вещей, молча вздыхала и опять охраняла.. Подойти было невозможно. Притом , она отдавала вещь ее лишь истинному хозяину! Когда в этот "заколдованный" круг входила одна из наших соседок за ковром или подушками, Марго строго приводила именно к ее вещам.
Однажды мы с бабушкой пошли в Лефортово, на пруды и взяли с собой Марго. Она оставила свой "коверный пост" и очень переживала из-за этого. Но было жарко и искупаться тоже хотелось. Когда часа через три мы вернулись, Марго сразу же побежала к еще висевшим вещам. Пост она "приняла" у тети Доменики, почти глухой и слепой полячки. И что-то сильно разволновалась. Марго бегала от ковра к ковру, поскуливала и теребила бабушку. Разомлевшие от солнца и воды, сидя в своем крохотном палисадничке, мы с бабушкой ели окрошку .Все "выкрутасы" Марго бабушка не хотела видеть. Но нам пришлось услышать. Тетя Аня закричала на весь двор, что у нее украли ковер! Тогда она была директором крупного универмага на Колхозной площади и поэтому ее вопли всех не на шутку испугали -ковер был очень хороший!

Здесь же под ее крик "подстроилась" наша Маргоша .Она очень редко лаяла, но тут сам Бог велел -вдвоем с тетей Аней они подвывали то жалостливо, то по-хулигански. Потом тетя Аня стала упрекать Марго за то, что та оставила свой "пост и доверила его глухой и слепой старухе" Ну здесь уж Маргоша обиделась. Она вдруг перестала лаять и стала деловито обнюхивать всех соседей, которых собралось видимо-невидимо. Очень нежно взяв за руку одного из дворовых проныр, Марго вывела его в круг и села, пристально смотря ему в глаза. Зная, что" выбору" нашей собаки весь двор доверяет, мы представили, что сейчас будет. Тихо взяв собаку и махнув на соседей рукой ,мы опять сели в свой палисадничек, доедать окрошку, благо была еще холодная. А соседи, выпоров парня, вернули тете Ане ее ковер.

МАРГО и папа.
Все встречи в нашей семье были удивительными К нам приезжали замечательные гости Папа, после концерта, во фраке, с бабочкой, с огромными букетами цветов ,приезжал всегда со своими музыкантами, исполнителями и друзьями- артистами .Несмотря на позднее время, всегда после 12 часов ночи, я засыпала как убитая, предварительно со всеми перецеловавшись, поев пирожных и послушав разных театральных баек. Так как гости засиживались до утра, родители укладывали меня спать на свою кровать. Она была огромная, с шишечками, изображающих львиные косматые головы. Сдвинуть такую кровать было нелегко даже взрослым мужчинам. А какая там была перина! Первомай. К нам вваливаются десятки папиных друзей, крахмальные скатерти, цветы, шутки, смех, изумительное пение и фортепиано. Все гости разбредаются по нашей небольшой "отдельной" квартире. Непробиваемая Марго сопит со мной рядом. Мы с ней засыпаем. Папа сказал собаке, чтобы она не мешалась и Марго уютно устроилась у меня в ногах на родительской кровати. Слева от кровати стояла голландская печь, старинная, красивая, жаркая. Для того, чтобы выйти из комнаты в коридор, надо было пройти мимо кровати. Расстояние было приличным, тем более, что кровать была огорожена очень красивой раздвижной ширмой. Но у нас, при всей свободе передвижения по квартире, был закон -без папы никто не выходит из комнаты, особенно, когда там нахожусь я. Но дядя Саша Чапчиков, как потом оказалось на спор, сказал, что выйдет из комнаты, тем более, что Марго с ним дружила. Слыша в общем то нетрезвые уже голоса, я позвала бабушку и она привязала Марго на короткий. поводок со строгачем. Веселье закружилось на на шутку. Папа вышел из комнаты за огурчиками, а в это время дядя Саша, при притихших гостях тихо пошел к выходу, всей спиной прижимаясь к печке. Но как только он протянул руку к ручке двери, Марго бросилась на него, я скатилась вместе с ней. Дальше было вот что -внезапно открылась дверь и вошел папа с огурцами и клыки Марко замкнулись на отцовской руке, потому что папа инстинктивно пытался защитить горло дяди Саши. Была сдвинута кровать более чем на метр, а парфорс нам пришлось вынимать из шеи собаки.Все гости замерли, а Марго, увидев, что она сделала, рухнула в ноги папе и заплакала. Это был такой вой, что я его помню уже 50 лет. К счастью, Марго успела разжать челюсти до того, как Иначе для папы кончилась бы его профессия музыканта и дирижера. Рука довольно быстро зажила, но Марго!

Она не ела почти месяц, только пила воду. Когда приезжал папа, то она ползла к нему и тихо плакала. По-другому это нельзя назвать, ее всю трясло и стоны вырывались из самой глубины ее тельца. Худющая, костлявая, с невидящими глазами -такой стала наша Марго.
Всерьез перепуганные таким горем собаки, наша семья что только не делала, чтобы Марго перестала чувствовать себя такой виноватой Помог случай, как всегда. Мы пошли купаться в Лефортово. Папа сделал вид, что тонет. Марго плавала рядом и не могла взять отца за руку, которую он протягивал ей. Но вопли папы сделали свое дело - Марго взяла его за рубашку и потащила к берегу. Папа специально не снял рубаху, чтобы собака могла ему помочь.
Марго выздоровела, стала опять раскрасавицей, но для нас это был урок на всю жизнь. Конечно, после того случая у нас не перестали бывать гости, но папа понял одну вещь, позже он сам сказал мне об этом, что надо беречь собачье преданное сердце.

МАРГО и щенки
Марго стала толстеть. Мама и бабушка очень радовались, но мне это радости не приносило. Мне не разрешали брать Марго кататься на санках, прыгать с крыш в высокие сугробы и играть с ней в снежки .Да и Марго к моим приставаниям стала относиться холодно. Часто вечерами она клала голову ко мне или бабушке на колени и тяжело вздыхала.
Однажды утром мама стала неожиданно собирать сумки, чтобы отвезти меня к другой бабушке Наде, в Лихоборы. На несколько дней, как мне объясняли.. В комнате переставили тяжелую дубовую мебель, папа жаловался, что испортит руки , что у него концерт, но, взглянув на Маргошу, затихал и двигал неподъемные вещи, в том числе и рояль."Святое" во всей нашей квартире. Когда через три дня я приехала домой, то сразу почувствовала - СОБЫТИЕ!
Вокруг Марго лежали толстые и пищащие щенки, от которых восхитительно пахло, а сама мать возвышалась над ними, как царица. Пока они росли, бабушка по сто раз подходила к малышне и все что-то высматривала. Потом задумчиво поглядывала на Марго и спрашивала у нее : " А сама-то как думаешь?" Счастливая, я поняла, что в доме оставляют вторую собаку!
Но бабушка выбирала и характер. Она всегда говорила мне, что "хороший доберман, это спокойный доберман, лишь тогда он сможет набрать силу..".На щенков, которые, по ее мнению, нам не подходили, она надела свои меточки, но один носил главную метку, нашу!
Щенков было пять и у каждого уже был свой хозяин. Но даже из кандидатур, выбранных Центральным клубом, бабушка находила, на ее взгляд - "недостойных". И преодолеть такое мнение было невозможно. Отказывала! Когда щенкам исполнился месяц,это были лопоухие, толстющие и очень смешные малыши. Марго у нас была коричневая и бабушка оставила себе тоже коричневого, кобеля, назвали его Артус. Остальные щенки были черного цвета с подпалом.
Марго была очень интересной в общении со щенками. Что я хорошо помню, так это ее реакцию на забытую открытую форточку. Все-таки зима Марго просто брала щенков за холку и не спеша, по очереди переносила их к теплой голландской печи. Баловаться не разрешала. Особенно, когда у папы были концерты.
Репетировал отец по нескольку часов каждый день и щенки молчали, Марго их тихонько накрывала лапой, а если кто-то пытался вырваться, то и покусывала. Зато сама любила попеть, вполголоса.
Помню, как за одним из щенков приехали на ЗИМе, а за другим -на трофейной машине -весь двор сбежался. Бабушка, без платка и без верхней одежды, держала покупателя за руку и что-то говорила и говорила .Потом тихонечко. чтобы никто не увидел, крестила уезжающих людей. Приходила домой, садилась на кухне, опускала руки и шептала мне:" Ничего Аллочка, мы ведь себе тоже щеночка оставили."В эти минуты к ней лучше было не подходить. Всех щенков Марго выкормила сама, молока было очень много. И наш Артус еще долго им наслаждался. 

 
Моя любимая бабушка Прасковья Алексеевна, 1955 год.

МАРГО и АРТУС.
Подрастал щенок, которого мы оставили себе. Назвали его Артус. Ох, и горя мы с ним приняли!
Полнейший оболтус (так называла его бабушка), разгильдяй и драчун.
Когда Артусу исполнилось 3 месяца, он съел концертный фрак у папы, кружевной ( церковный) бабушкин платок и разбил мое любимое блюдо с петушками, когда пытался стащить со стола остатки манной каши… Бабушка не переставала удивляться, глядя на него и жаловалась Марго, которая пыталась принимать участие в воспитании своего сыночка. Но для Артуса не было авторитета, он мог зарычать на Марго, нахально съесть ее мясо и в течение часа, а то и двух, вообще не подходить к нам на прогулке. Слава Богу, что Денисовский пер. был тихим-тихим и машины были там редкостью. Артус носился «без руля и без ветрил»…,но когда-нибудь этому должен был прийти конец!
Когда Артусу исполнилось 6 месяцев, то впервые Марго повысила на него голос – щенок, ничуть не смущаясь,по привычке, подбежал к Марго и пытался отнять у нее мясо. Вот здесь он и получил! Визги и прихлебывания щенка еще долго обсуждались нашими соседями, а мы с бабушкой довольно потирали руки…. С этого, пожалуй, и началось воспитание Артуса. Гуляла с собаками я, несмотря на свой весьма юный возраст. Уверенность в своих силах мне придавала наша обожаемая Марго, которая стала контролировать ситуацию и пресекать все попытки Артуса своевольничать на улице.
В 8 месяцев Артус попытался укусить человека и здесь ему не было пощады – я послала Марго на «малыша», чтоб она как следует наказала его. Марго впилась зубами в холку Артуса и буквально оттащила его от растерявшегося прохожего. Он, как потом выяснилось, даже не понял, что произошло. Но Артус попытался огрызнуться и тогда два мускулистых тела ( а Артус вымахал ой-ой) сплелись в одном клубке. Я стояла, как завороженная, испугавшаяся, потому как никогда не оказывалась в подобной ситуации. Все закончилось хорошо. Артус по-щенячьи, писая под себя, пополз на брюхе к матери. Марго стояла, как египетская пирамида и глаза ее горели яростным синим огнем. Впоследствии я еще раз видела такие глаза и мне было не по себе…. Об этом случае я никому не рассказала, но бабушка заметила мое состояние и изменившееся поведение Артуса ( в лучшую сторону, конечно). Но Марго больше никогда и ничего не прощала щенку и очень жестко ставила его на место. Чтобы мы без нее делали?!
 
МАРГО, АРТУС и институт им. Склифосовского.
Уже несколько месяцев я с двумя доберманами ходила на дрессировку, Артусу исполнился год.
Он оставался драчливым и задиристым кобелем, ничего и никого не боялся, кроме своей матери Марго. Но он являлся членом нашей семьи и воспитание были неотъемлемой частью не только нас самих, но и наших собак. Наш путь пролегал по Садовому кольцу, мимо института им.Склифосовского. В то лето была жара, но выходя пораньше из дома, мы успевали преодолевать раскалившийся асфальт…. Но что-то в этот раз не сложилось – разомлевшие, мы еле-еле брели. Вот и зеленый сад около института, такой тенистый, такой прохладный! А рядом –бочка с квасом! Соблазн, да и только… Зайдя на территорию, мы вместе рухнули : я –на большую и удобную скамейку , а собаки –под нее, на прохладную еще землю. Вскоре к ко мне подсела пара больных , как оказалось, глухонемых. Они оживленно «разговаривали» руками, а я с интересом за этим наблюдала. Через полчаса к ним подбежал санитар и стал, несмотря на то, что они не слышали, грязно ругаться матом. Он так кричал, что даже глухонемые, мне кажется, услышали, а потом, видя, что его ярость не находит ответа, ударил одного из больных по лицу и схватил его за пижаму. А дальше….Из-под скамейки первым вылетел Артус и схватил санитара за карман халата, а , вылетевшая второй Марго, своим излюбленным приемом –ударом в грудь передними ногами- повалила санитара на землю.
Я, маленькая девчонка, схватила Артуса за обрубок хвоста , а Марго приказала лечь. Санитар беззвучно открывал рот, больные улыбались(!), а я заплакала. Собаки быстренько спрятались под скамейку, санитар продолжал лежать, а глухонемые с гордостью удалились… Когда санитар встал, я сказала ему сквозь слезы:» Ругаться матом нельзя и драться нехорошо. Мои собаки и я не любят матерщинников!» Санитар еще долго сидел на земле, около скамейки, а я попила квасу и продолжила свой путь на дрессировку. До сих пор не пойму – что это было, смех сквозь слезы или наоборот…


Артус и Москонцерт
Артус, Марго, дядя Ваня Андрюшенас и дядя Володя Кац. Друзья моего папы были очень смешными…. Дядя Ваня был большой и толстый человек, постоянно шутивший, поющий, танцующий и очень добрый. Дядя Володя -маленький, тщедушный,прихрамывающий на одну ногу. Тоже очень удивительный… Солисты Москонцерта и самые главные на озвучивании всех мультиков… Дядя Володя и дядя Ваня изумительно подражали пению птиц, мяуканью котов, лаяли так, что не отличишь от «взаправдошного». Все звери и птицы во многих художественных фильмах и практически всех старых сейчас мультиков были озвучены ими. Когда папа меня брал на тон-студию Мосфильма или еще куда-нибудь, я как завороженная слушала и удивлялась, как же так можно уметь?! Однажды, в какой-то из праздников, у нас опять собрались гости. В нашем доме как-будто поселился зоопарк. Раздавалось пение щеглов, трели соловьев, карканье ворон, рыки хищников. Всю эту « музыку» внимательно слушал Артус и очень переживал, что не может сразиться со львом или пугануть кошку. Он носился по квартире в надежде хоть кого-нибудь найти. Дядя Володя продолжал развлекаться, все смеялись, глядя на нашего добермана. Марго не принимала в этом участия –мудрая и постаревшая, она лежала на маминой кровати и с нескрываемым презрением смотрела на молодого Артуса. Наконец все уселись за стол. Но, когда гости решили потанцевать, дядя Володя изменился в лице – раздался грохот, из-под стола вылез Артус… В зубах у него был протез ноги. Здесь даже Марго не выдержала и вдвоем с Артусом они уставились на «живую» человеческую ногу. Каким образом, пока гости ели и пили, Артус сумел отстегнуть и стащить протез у дяди Володи, непонятно! Папе очень хотелось превратить все в шутку, но Артус недолго пребывал в смятении. Он живенько подхватил протез и помчался на улицу. Гости – за ним. Но больше всех переживал дядя Володя, ему, фронтовику, привезли этот протез наши союзники, англичане. Благодаря их заботе знаменитый дуэт Андрюшенас-Кац мог много выступать в концертах и выдерживать огромные физические нагрузки…На такси тогда артисты не ездили… Артус был благополучно изловлен, протез отобран и водворен на место. Но с весельем что-то уже не получалось. Мужчины вышли на улицу, закурили, женщины собрались на нашем диване и загрустили… Вспомнили, как дядю Володю, при освобождении Берлина смертельно ранили, подобрали его англичане и отвезли в морг. Через несколько дней он очнулся под грудой тел и закричал. Англичане спасли ему жизнь, но ногу пришлось ампутировать. Потрясенные необыкновенным спасением они подарили ему протез для ноги. Вечер закончился неожиданно. Все вышли на улицу, стоял теплый летний вечер и начался концерт. Тетя Лиля, изумительное контральто, запела не оперные арии, а народные песни, драматические актеры читали стихи, папа играл на фортепиано, запели дуэтом и моя мама с бабушкой, что-то из»Пиковой дамы», а потом зазвучали фронтовые песни , подходили все новые соседи… Человек сорок набралось –сдвинули столы, принесли закусочек и так просидели до утра. Артус и Марго лишь подпевали вначале, а потом, махнув обрубками хвостов, ушли в дом спать. Даже не подозревая о том, какой чудесный вечер нам подарили, начавшийся так неудачно….



назад к оглавлению

 

Просмотрено: 2969

   
www.sottver.ru/component/k2/itemlist/user/214357